День открытых дверей NEWPSY INSTITUTE & SOCIETY. Открытая дискуссия психоаналитиков и тренинг-аналитиков IPA, преподавателей и супервизоров NEWPSY "Разговор всерьёз: что будет с психоанализом после пандемии"
Close
День открытых дверей NEWPSY INSTITUTE & SOCIETY. Открытая дискуссия психоаналитиков и тренинг-аналитиков IPA, преподавателей и супервизоров NEWPSY "Разговор всерьёз: что будет с психоанализом после пандемии"
Close
Программа профессиональной переподготовки
Новая психоаналитическая психотерапия: теория и практика
Открыт набор на авторскую программу Ляваса Коварскиса по подготовке психоаналитических психотерапевтов
Здравствуйте!

Много уже сказано, как продолжить работу со своими пациентами в условиях карантина, как работать с тревогой по поводу распространяющегося вируса и пр. Однако очень мало говорят о работе в условиях инфекционной больницы. Скажите пожалуйста, есть ли какие-то рекомендации по работе с пациентами, проходящими стационарное лечение от вируса в изоляции, где запрещены посещения, а медицинский персонал скрыт за нечеловеческими костюмами биозащиты?

С уважением,
Иннокентий, 26.03.2020
Лявас Коварскис
доктор медицины, психиатр, психоаналитик Международной Психоаналитической Ассоциации (IPA), преподаватель и супервизор Ассоциации врачей Финляндии, международный преподаватель групповой психотерапии Балинтовской Ассоциации Финляндии, автор направления NEWPSY, основатель NEWPSY INSTITUTE & SOCIETY
Лявас Коварскис MD, психоаналитик IPA
Коллеги, Иннокентий задал вопрос, который звучит примерно так: «Здравствуйте! Много уже сказано, как продолжить работу со своими пациентами в условиях карантина, как работать с тревогой по поводу распространяющегося вируса и пр. Однако очень мало говорят о работе в условиях инфекционной больницы. Скажите пожалуйста, есть ли какие-то рекомендации по работе с пациентами, проходящими стационарное лечение от вируса в изоляции, где запрещены посещения, а медицинский персонал скрыт за нечеловеческими костюмами биозащиты?».

Я думаю, во-первых, ни у кого ответа на этот вопрос точного нет. И мы можем просто попытаться… Т.е., во-первых, это надо понимать, что ответа нет. И поэтому, в каком человек оказывается положении, никто не знает, и как было бы правильно в этом случае. Но мы можем порассуждать, и это, что я буду сейчас делать. Думая об этом, первое, что приходит в голову, это маски, которые носили врачи в средних веках, когда разразилась эпидемия чумы. Если вы помните, видели когда-нибудь такие длинные кожаные маски, когда голова похожа на птичью. Я все время думал, зачем они носили эти маски, потому что, в общем-то, эта маска никак не защищает их. И это же относится к тому, зачем всем врачам белые халаты нужны, которые уже скорее стали символом, чем действительно защитой от инфекции. Хотя, отчасти, конечно.

Так вот мне кажется, что суть вопроса Иннокентия заключается в этом одном слове – «нечеловеческими» костюмами. И в данном случае нечеловеческое – это то, что отделяет тебя от всех обычных людей. Это не просто символ. Это не кожаная маска. Это не белый халат. Это костюм, который на самом деле тебя изолирует от других людей.

Но то, что человек, наверное, должен с этим сделать в своей собственной душе, это придать этому костюму символическое значение. И передать это ощущение своим пациентам тоже. То есть как бы понять самому, что он особенный в этом костюме, у него особые поэтому обязанности и особые права, которыми он наделен. И его наделило этим чуть ли не человечество, я бы сказал. Или, по крайней мере, то общество, которое он представляет в данном случае. Коллеги, вот в этом чувстве избранности, я думаю, или, на нашем жаргоне говоря, чувстве повышенного нарциссического удовлетворения от того, что ты все же избранный, в нем лежит хоть какой-то залог того, что позволит перешагнуть через этот барьер желтого костюма и почувствовать себя избранным, но все же вместе с этими людьми, которые там. Это, по сути дела, может сделать этого избранного более человечным, более понимающим, более терапевтичным что ли. Это, наверное, единственное, что я могу сказать, как у вас сейчас в России говорят, на вскидку.

А, вообще, надо подумать, и я был бы очень благодарен, если бы Вы, Иннокентий, и все другие, кто работает в этих условиях, поделились бы вашими ощущениями и вашими мыслями по поводу того, какие чувства это в вас порождает и как вы с ними обходитесь. Спасибо...
Майрон Винер MD

Дорогой читатель,
Хотя это кажется странным вам самому и поначалу вашим пациентам, защитный костюм идентифицирует вас скорее как помощь, чем угрозу. Но даже человек одетый в костюм из Хазмат (термин, обозначающий опасные для жизни материалы), может дотрагиваться, улыбаться и выражать заботу пациенте, как выражает её обычно человек.

Майрон Ф. Винер
доктор медицины, эмеритус профессор психиатрии Университет Техаса Юго-Западный Медицинский Центр (Даллас, Техас, США), преподаватель NEWPSY INSTITUTE & SOCIETY
Ваши комментарии
Продолжайте мысль или разворачивайте её. Опровергайте, предлагайте альтернативы, осуждайте или расхваливайте. Предлагайте свои темы для обсуждения.
comments powered by HyperComments