NEWPSY Новости, публикации, интервью
Психоанализ и психотерапия Видео-интервью NEWPSY и обучение

Лявас Коварскис об идеале психотерапевта




Я всегда мечтал о таком вопросе. Первое – что он знает все о психике и её связях с телом и материей. Он знает все о сексе, но не в том смысле, что он умеет все делать в сексе и знает все про секс, но у него есть представление о том, какую именно роль играет секс, в самом широком смысле этого слова, конечно, в жизни человека, и почему именно эта роль гораздо больше, чем это раньше представлялось, и как именно психоанализ эту роль, по сути дела, раскрыл.... Он понимает, как человек меняется с возрастом, как тело меняется с возрастом, что это означает. Он знает и понимает болезнь и смерть. Так вот, в этой связи для него стоит психика со всем миром и всем самым важным для человека, и он максимально, насколько это возможно, конечно, знает об этих делах. Я понимаю, это звучит как что-то очень идеалистичное, но к этому надо стремиться, и поэтому я думаю, что образование в самом широком смысле слова, какие-то основы медицины, конечно, основы психологии, основы всяких психотерапий, основы философии и истории человечества – все это тоже должно присутствовать. Затем, второй пункт того, что я требовал бы от идеального психотерапевта – это то, что он, по крайней мере, старается видеть и понять место человека во всей этой системе. Место среди окружающих… То есть, я имею сейчас в виду, что когда он разговаривает с человеком, причем даже не только на работе, а это вообще становится как бы его внутренним принципом, что он старается понять других людей в той системе, в которой они существуют: в их семье, на работе, в обществе в целом, их место в стране, в которой они существуют, их место в обществе, которое развивается; мало того , в истории, и история понимается им как продукт своей эпистемы, т.е. он продукт того, в какую часть истории он попал в своей стране, в своих условиях. И также то, что он может сделать со всем этим, как он может стать творцом какой-то новой эпистемы, если она нужна. Это динамический подход к человеку. Затем, несмотря на все это понимание, и широкое, и глубокое, и далекое, третье, что я требую от идеального психотерапевта – это видеть все это, но слышать всегда то конкретное, с чем человек к тебе приходит, потому что неважна эпистема, неважна страна, неважно общество в конечном итоге, все это вторично к тому состоянию души, с которым он сейчас сидит перед тобой. И с этим ты соотносишь себя и все остальное. И вот это умение поставить сиюминутное переживание, и вообще, не обязательно сиюминутное, но переживание, с которым он к тебе пришел, со всем этим остальным, о чем я только что говорил, это очень большое требование, но, по-моему, это необходимо... У меня ещё есть требование, что понимая все это, идеальный психотерапевт выполнял свои три основные функции, как я это себе представляю: он должен отражать, помогать человеку соотносить. Т.е., человек приходит и смотрится в него как в какое-то объективное зеркало, но мы не объективны; мы отражаем, но мы должны отражать так, чтобы человеку было не больно и не страшно видеть себя в этом зеркале... И третье. Что, мне кажется, одна из основ того, что мы делаем – именно психоаналитические психотерапевты и психоаналитики – именно мы учим человека, как пользоваться сознанием...