Ирвин Ялом
Искусство Психотерапии
уникальная возможность увидеть работу ИрвинА ЯломА с реальными клиентами
Легендарный курс, который прошли более миллиона специалистов со всего мира!
Сегодня эта уникальная возможность представилась вам!
9 часов
С ИРВИНОМ ЯЛОМОМ
4 часа
СЕССИЙ МЭТРА С КЛИЕНТАМИ
3,5 часа
ПОДРОБНОЙ ЛЕКЦИИ МАСТЕРА
+4 часа
БонусНЫХ ВИДЕО
Сертификат с подписью Ирвина Ялома
УПРАЖНЕНИЯ НА ОТРАБОТКУ НАВЫКОВ И ИТОГОВОЕ ТЕСТИРОВАНИЕ
Ялом - это истинный источник вдохновения для более подлинного взаимодействия со своими клиентами и максимальной отдачи от каждого сеанса.
Мэтр на реальных сессиях покажет, как использовать самый мощный инструмент - подлинное участие в терапевтических отношениях здесь-и-сейчас.
Вы своими глазами увидите, как он поможет клиентам лицом к лицу столкнуться со скрытыми под поверхностью их запросов экзистенциальными тревогами.
Пройдите обучение у легенды!
Миллионы людей по всему миру читали книги Ирвина Ялома, но увидеть самого известного и самого влиятельного психотерапевта нашего времени за работой с реальным клиентом — это совершенно другое дело.

Этот легендарный курс прошли более миллиона специалистов по всему миру! От только начинающих свой путь в профессию до самых именитых мастеров - каждый, кто верит, что в нашем ремесле есть и наука, и искусство.

Теперь и вы познакомитесь с Ирвином Яломом и его работой так, как никогда раньше. Не упустите этот редкий шанс!
Профессиональный путь Ирвина Ялома, ключевые концепции его подхода к групповой терапии, интеграция экзистенциализма в работу с группами.
Экзистенциальная линза в терапии и значение «истории смерти», включение в терапию формирующего опыта клиентов, столкнувшихся с вопросами смерти.
Использование снов клиентов в терапевтической работе, эффективная терапия, основанная на аутентичности психотерапевта и его самораскрытии.

Проблемы стадии жизни в рамке экзистенциальной психотерапии, влияние метафоры на способность клиентов к подлинному самовыражению;
Часть I. Не сухая лекция, а глубокое, интимное интервью сына Ирва, Виктора Ялома, который, возможно, лучше всех знает его подход. Это интервью охватывает более 60 лет работы в области психотерапии, все аспекты вклада Ялома, от его новаторской модели групповой терапии до разработки его экзистенциально-ориентированного подхода и уверенной настойчивости на важности прозрачности и подлинности терапевта.

Часть II. Евгения - яркая, красноречивая, оптимистичная и, казалось бы, счастливая 25-летняя девушка, которая однажды, прогуливаясь по улицам Нью-Йорка, сталкивается с экзистенциальным одиночеством и осознанием смерти, которые преследуют ее с того дня.

Изучать психотерапию без просмотра сессий - это то же самое, что учиться играть на флейте, читая книгу о Моцарте.
Виктор Ялом , сын и коллега Ирвина Ялома, психотерапевт, основатель Psychotherapy.Net. NEWPSY - эксклюзивный дистрибьютор Psychotherapy.net на русском языке.
Часть III. «Я обнаружил, что очень беспокоюсь. Что я понятия не имею, с чем я сталкиваюсь… Я думаю, что предпринимаю внешне соответствующие шаги, но внутри, это, , знаете ли, terra incognita». Так начинаются встречи Ялома с Гаретом, человеком, который напуган тем, что его ждет на пенсии, и преследуемый детскими травмами, которые продолжают подрывать его профессиональную жизнь и сегодня.
Часть IV. Люк приходит на терапию с, казалось бы, простой дилеммой: делать ему вазэктомию или нет? Отец двоих детей, счастливо женат, имеет стабильную работу, но он не может понять, почему у него столько проблем с процедурой. Вскоре он и Ялом погружаются глубоко под этот поверхностный запрос, к снам, фантазиям и «другим жизням», которые разговаривают с Люком как сознательно, так и бессознательно.
Ирвин Ялом неоднократно подчеркивал, что не намерен создавать школу или единый подход к экзистенциальной психотерапии. Вместо этого все терапевты могут получить пользу от рассмотрения многих, но не всех, проблем клиентов через экзистенциальную призму.
Посмотрите видео
Выполните задания
Пройдите тестирование
Получите сертификат
Учитесь на сессиях великого мастера!

Великие психотерапевты никогда не прекращают учиться!

слоган Psychotherapy.Net

Ирвин Ялом и Искусство Психотерапии
Продолжительность курса 7:33:29
$200 $160
  • Доступ к курсу на 90 дней
  • Сертификат с подписью Ирвина Ялома
  • На английском с субтитрами на русском языке
  • Видео с дублированным переводом готовятся
  • Дополнительные 7 дней доступа после завершения озвучки
  • Запись дополнительного семинара Ирвина Ялома 1:34:00
  • Запись дополнительного семинара Ирвина Ялома 1:12:00
  • Запись дополнительного семинара Виктора Ялома 1:17:00
Оплатить курс
Сроки действия скидок ограничены
$200 $160 до 30 ноября 2022
$200 $180 до 31 декабря 2022
$200 с 01 января 2023
Что говорят о курсе преподаватели психотерапии
Этот уникальный курс прослушали более миллиона человек, от только думающих о выборе профессии до самых именитых мастеров
Рита и Джон Соммерс-Фланаган

Их курс "Теории консультирования и психотерапии в контексте практики" выйдет ближайшее время. Джон и Рита Соммерс-Фланаган представят одиннадцать наиболее известных подходов психотерапии с примерами реальных терапевтических сеансов и подробными комментариями, касающимися теории, стратегии и эффективных методов.

Этот курс дает глубокое и редкое представление о работе одной из живых легенд психотерапии. ‘Добро пожаловать в человеческую расу‘ - говорит доктор Ирвин Ялом своим мудрым и мягким голосом. Зрители приглашаются в актуальные сегменты работы с клиентами. Этот опыт усиливается глубокими комментариями и мыслями, которыми делится сын доктора Ялома, его коллега-психотерапевт Виктор Ялом. ‘Если бы был риск, на который вы готовы пойти, то какой?‘; ‘Ты себя чем-нибудь разочаровал?‘ Экзистенциальная терапия в ее лучшем проявлении-ее нельзя пропустить!
Сара Бендер
Доцент кафедры психологии Центрального Вашингтонского университета
Курс Ирвина Ялома об искусстве психотерапии исключителен. Видео дают зрителю возможность увидеть, как Ялом применяет некоторые из основных принципов своей работы. Демонстрация не ограничивается простым взаимодействием с клиентами. Она также включает в себя и концептуализацию всего случая, раскрывает выбор интервенций в процессе работы. Здесь подчеркивается как важность открытости терапевта, так и ценность его постоянного личностного и профессионального развития.
Мишель Э. Уэйд
Доцент кафедры психологии Центрального Вашингтонского университета
В этом курсе нам предоставляется уникальная возможность заглянуть в процесс экзистенциальной терапии. Доктор Ялом успокаивает клиентов уже самим своим „принимающим присутствием“. Сеансы реалистичны, охватывают множество тем. И мы ясно видим, как обратиться к „здесь-и-сейчас“ сессии, удовлетворить интересы клиента, но и не забыть о более крупных и сложных идеях и структурах экзистенциальных убеждений. Этот даёт знания как опытному профессионалу, так и начинающему студенту. И тот и другой становятся свидетелями работы мастера своего дела в своей стихии — это об Ирвине Яломе.
Хайди Маккинли
Директор клиники человеческого развития университет штата Монтана
Ирвин Ялом и искусство психотерапии-это информативный взгляд на то, как на самом деле выглядит практика экзистенциального консультирования. Ялом прекрасно справляется с тем, чтобы подчеркнуть важность построения отношений на сеансе, быть уязвимым с клиентами и использовать неэкспертный подход как средство установления связи на человеческом уровне и получения реальной работы вместе с клиентами.
Часто задаваемые вопросы
Не найдете ответ на свой вопрос, пишите в чат!
Виджет в правом нижнем углу ↘
Перед оплатой внимательно ознакомьтесь с содержанием курса.

Сразу после оплаты курс будет доступен в вашем личном кабинете на учебной платформе NEWPSY. Если вы впервые покупаете у нас курс, личный кабинет будет создан автоматически.

Сразу после оплаты вы будете переадресованы в личный кабинет учебного портала https://edu.newpsy.org/, где уже будет доступ к курсу, и получите подтверждение на указанный при оплате e-mail.

Если вы ошиблись при заполнении формы и указали неверный e-mail, свяжитесь с нами.

Если вы не получили подтверждение в течение 10 минут, проверьте папку СПАМ. Если в ней нет письма, вероятно, вы ошиблись при заполнении формы и указали неверный e-mail. Свяжитесь с нами!

ВИКТОР: В своём мемуаре ты рассказываешь очень трогательную историю. По-моему, это был твой первый случай, связанный с психотерапией. Ты был на третьем курсе медуниверситета. Ты учился и занимался. Будучи бакалавром, был полностью погружён в науку. А затем ты был в медицинском вузе, где проходил стандартную учебную программу. И тебя устроили на работу психиатра. Это был первый раз, когда ты сидел с клиентом.
И, как ты рассказывал, ты сел, вроде на первом сеансе, и ты спросил, зачем она пришла, и она сказала: «Я лесбиянка». И твой ответ на это?

ИРВИН: Мой ответ на это... Давай я сначала объясню вкратце предысторию, ведь я слушал других студентов, которые учились на курсе дольше меня. И где-то на восьмой неделе курса им нужно было представить доклад главным терапевтам, которые их наставляли и руководили ими. Это было очень, очень уважаемое сборище. Это были члены Бостонского психоаналитического общества. Я полагаю, их было там человек шесть-семь, включая заведующего кафедрой. Его, как я помню, звали Маллимут, аналитик, пара аналитиков из Бостонского психоаналитического общества. И они были строги. И они были очень суровы со студентами. Мне казалось, они были весьма жестоки, и от них не стоило ждать большой поддержки. А ещё они старались превзойти друг друга в вопросах и критике себя самих.

​ВИКТОР: И это было время, когда психоаналитики имели большое значение в обучении психиатрии.

ИРВИН: Было трудно поверить, но большинство заведующих в психиатрии были психоаналитиками в те времена.

​ВИКТОР: Совсем не как сейчас.

ИРВИН: Нет. Не думаю, что сейчас ещё есть психоаналитики среди заведующих. Итак, я увидел этого пациента. Я был готов представить этого пациента. И я увидел нескольких студентов-медиков, которых одного за другим просто разносили в клочья за сделанные ошибки. Так что я подумал и решил, что представлю всё это немного по-другому, что я знаю, как рассказать историю. Я имею в виду то, что я тогда ещё ничего не написал, но зато прочитал множество фантастики и новелл. И у меня всегда получалось рассказывать истории, когда я учился в средней школе. Так что это был мой стиль. За свою жизнь я прочитал очень много рассказов.
Так что я решил, что не буду делать формальное представление, то есть о главной жалобе пациента, историю прошлого, историю этой жалобы, социальную историю и образовательную историю. У нас была достаточно строгая структура. Я решил, что представлю всё это, как рассказ. И я сказал им, что встретил эту пациентку впервые. Это была молодая рыжеволосая женщина. Я уже забыл, как её звали. И она сказала мне, что она лесбиянка. Я ещё никогда не слышал этого слова. И я понятия не имел, о чём она говорит. И это не было чем-то необычным для той эпохи.

​ВИКТОР: Да. О каком времени ты говоришь?

ИРВИН: О, это было где-то около 1955. Я никогда ещё не встречал гомосексуалов. Никто из тех, кого я знал, так себя не называли. Так что это было довольно новым явлением для общественности того времени. И поэтому я решил быть с ней откровенен и просто сказал, я не знаю, что это означает. Можешь мне поведать? И вот таким образом, просто дав ей возможность осознать моё неведение и рассказать мне о своей жизни и, изучив из этого всё, что возможно, мы смогли установить очень хорошие отношения. На данный момент я видел её где-то раз восемь. У нас всё проходит очень хорошо.

И я рассказал этим терапевтам, этим преподавателям, которые наблюдали, историю о том, как я признал своё невежество, и как уверенно крепчали наши отношения. Всё шло замечательно на тот момент. Я думаю, кое-что из этого помогло ей. Вот такая у меня была первая встреча. И когда я закончил рассказ, я заткнул свои уши и стал готовиться к нападкам, которые всегда происходили. Но их не произошло. Заведующий кафедрой после короткой паузы сказал, что ему нечего здесь добавить. Что всё говорит само за себя. И другие люди высказали примерно то же самое. Фактически, было полное отсутствие критики со стороны терапевтов за столом.
Когда я закончил эту конференцию, я почувствовал, что этот момент стал поворотным событием в моей жизни. Я почувствовал, что, возможно, у меня есть нечто иное, не как у остальных, нечто, которое нужно привнести в эту область. Вот история моего самого первого случая с психиатрией.
ВИКТОР: В своём мемуаре ты рассказываешь очень трогательную историю. По-моему, это был твой первый случай, связанный с психотерапией. Ты был на третьем курсе медуниверситета. Ты учился и занимался. Будучи бакалавром, был полностью погружён в науку. А затем ты был в медицинском вузе, где проходил стандартную учебную программу. И тебя устроили на работу психиатра. Это был первый раз, когда ты сидел с клиентом.

И, как ты рассказывал, ты сел, вроде на первом сеансе, и ты спросил, зачем она пришла, и она сказала: «Я лесбиянка». И твой ответ на это?

ИРВИН: Мой ответ на это... Давай я сначала объясню вкратце предысторию, ведь я слушал других студентов, которые учились на курсе дольше меня. И где-то на восьмой неделе курса им нужно было представить доклад главным терапевтам, которые их наставляли и руководили ими. Это было очень, очень уважаемое сборище. Это были члены Бостонского психоаналитического общества. Я полагаю, их было там человек шесть-семь, включая заведующего кафедрой. Его, как я помню, звали Маллимут, аналитик, пара аналитиков из Бостонского психоаналитического общества. И они были строги. И они были очень суровы со студентами. Мне казалось, они были весьма жестоки, и от них не стоило ждать большой поддержки. А ещё они старались превзойти друг друга в вопросах и критике себя самих.

​ВИКТОР: И это было время, когда психоаналитики имели большое значение в обучении психиатрии.

ИРВИН: Было трудно поверить, но большинство заведующих в психиатрии были психоаналитиками в те времена.

​ВИКТОР: Совсем не как сейчас.

ИРВИН: Нет. Не думаю, что сейчас ещё есть психоаналитики среди заведующих. Итак, я увидел этого пациента. Я был готов представить этого пациента. И я увидел нескольких студентов-медиков, которых одного за другим просто разносили в клочья за сделанные ошибки. Так что я подумал и решил, что представлю всё это немного по-другому, что я знаю, как рассказать историю. Я имею в виду то, что я тогда ещё ничего не написал, но зато прочитал множество фантастики и новелл. И у меня всегда получалось рассказывать истории, когда я учился в средней школе. Так что это был мой стиль. За свою жизнь я прочитал очень много рассказов.

Так что я решил, что не буду делать формальное представление, то есть о главной жалобе пациента, историю прошлого, историю этой жалобы, социальную историю и образовательную историю. У нас была достаточно строгая структура. Я решил, что представлю всё это, как рассказ. И я сказал им, что встретил эту пациентку впервые. Это была молодая рыжеволосая женщина. Я уже забыл, как её звали. И она сказала мне, что она лесбиянка. Я ещё никогда не слышал этого слова. И я понятия не имел, о чём она говорит. И это не было чем-то необычным для той эпохи.

​ВИКТОР: Да. О каком времени ты говоришь?

ИРВИН: О, это было где-то около 1955. Я никогда ещё не встречал гомосексуалов. Никто из тех, кого я знал, так себя не называли. Так что это было довольно новым явлением для общественности того времени. И поэтому я решил быть с ней откровенен и просто сказал, я не знаю, что это означает. Можешь мне поведать? И вот таким образом, просто дав ей возможность осознать моё неведение и рассказать мне о своей жизни и, изучив из этого всё, что возможно, мы смогли установить очень хорошие отношения. На данный момент я видел её где-то раз восемь. У нас всё проходит очень хорошо.

И я рассказал этим терапевтам, этим преподавателям, которые наблюдали, историю о том, как я признал своё невежество, и как уверенно крепчали наши отношения. Всё шло замечательно на тот момент. Я думаю, кое-что из этого помогло ей. Вот такая у меня была первая встреча. И когда я закончил рассказ, я заткнул свои уши и стал готовиться к нападкам, которые всегда происходили. Но их не произошло. Заведующий кафедрой после короткой паузы сказал, что ему нечего здесь добавить. Что всё говорит само за себя. И другие люди высказали примерно то же самое. Фактически, было полное отсутствие критики со стороны терапевтов за столом.
Когда я закончил эту конференцию, я почувствовал, что этот момент стал поворотным событием в моей жизни. Я почувствовал, что, возможно, у меня есть нечто иное, не как у остальных, нечто, которое нужно привнести в эту область. Вот история моего самого первого случая с психиатрией.
Close
Close

Присоединяйтесь к сообществу: обсуждайте видео с коллегами, задавайте вопросы, делитесь мнением